Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
00:11 

Ardariel
I am a leaf on the wind; watch how I soar.
Диктаторами и тиранами не рождаются, уж точно не в семьях деревенских кузнецов.
«Политические деятели Артейи: биографические очерки»
Дж. Стюарт


История Ларты.


Деревню, где я родился, сожгли, когда мне было четыре.

В тот день в кузнице отца кроме нас двоих была Ланти, дочка травницы, которую та, уходя в лес собирать целебные растения, всегда оставляла у нас. Одни Четверо знают, почему женщине казалось, что так надежнее, чем оставить девочку у одной из своих подруг, но именно это спасло Ланти жизнь.

Набегавшись во дворе, мы с Ланти играли на полу кузницы. Внутри бегать было строго-настрого запрещено, поэтому здесь я обычно смотрел за работой отца, а Ланти плела мне косы, или, скорее, сооружала на моей голове птичье гнездо. Я отмахивался от её телячьих нежностей и усаживал её на лавку, но она с неотвратимостью восхода солнца возвращалась к своему занятию.

Должно быть, теларцы напали после полудня, потому что я помню, как отец, подхватив клещами последнюю выкованную подкову и отправив её в ведро с водой, положил молот на наковальню, подхватил нас обоих подмышки и понес обедать в дом. Тогда мы и услышали крики с восточной стороны деревни. Отец оставил нас, вышел из кузницы, почти сразу вернулся, и, схватив нас с Ланти в охапку, подтащил к двери погреба и рывком распахнул её. Он что-то сказал напоследок, перед тем, как затолкнуть нас обоих внутрь. Я так и не вспомнил, что. Наверное, «сидите тихо». Отец взял молот, не один из рабочих молотков, а огромный железный молот, висевший на стене кузницы, и вышел наружу. Стоя на лестнице и приподняв крышку погреба, я смотрел на него в последний раз — темный силуэт в широком дверном проеме. Потом крышка стала слишком тяжелой, и я опустил её.

Крики были слышны уже и в закрытом погребе, крики и топот копыт — тогда мне показалось, что лошадей было не меньше сотни. В деревне никогда не было столько лошадей. В темноте мне захотелось расплакаться от страха, но за моей спиной уже заревела Ланти. Сев рядом с ней, я уговаривал её замолчать. Уговоры не помогали, тогда одной рукой я обнял её за плечи, а другой зажал ей рот и принялся нашептывать девчонке на ухо, что приедут люди лорда и спасут деревню, перебьют всех бандитов и прогонят их прочь. Ланти уже устала от слез и уснула, а я все говорил, пока голос у меня не осип и сам я не провалился в сон.

Теларские бандиты прокатились по селению сокрушительной, испепеляющей волной. Я не видел, но слышал, как эта волна бушевала над нами. Прямо над головами у нас топали и перелаивались на своем языке теларские бандиты — работа моего отца понравилась им, и они выгребли кузницу подчистую, срывая со стен готовые мечи, подковы, бороны и плуги вместе с верстаками, на которых они лежали или висели. Бандиты убрались, но напоследок, видимо, подожгли крышу. Если бы стены были деревянными, мы так и остались бы в том погребе, или испеклись, или задохнулись бы от дыма. Но крыша была единственным, что могло сгореть, и какое-то время мы чувствовали запах горящей соломы и дерева. Потом с ужасным треском и грохотом на пол кузницы обвалились балки. Помню, что мы забились в самый дальний и темный угол и сидели так очень долго. Давно стихли крики умирающих, потом голоса мародеров, потом топот лошадиных копыт, когда банда уезжала, а мы все сидели, не двигаясь с места, то засыпая, то просыпаясь снова, обессилевшие от слез и голода, но больше всего — от страха.
Однажды, проснувшись, я увидел свет через щель в крышке погреба. Поднявшись по лестнице, я приник к этой щели одним глазом и пытался что-нибудь рассмотреть. Ничего не было видно, кроме неба вверху. Слышно тоже ничего не было, стояла глухая тишина, какую я слышал раньше только раз, в чаще леса, куда меня однажды взял с собою отец. Такой тишины не бывает, если вокруг есть живые люди. Хотелось есть, и чтобы найти еду, надо было выбраться наружу — однако крышку приподнять я так и не смог, как ни пытался. Я сполз по лестнице вниз и сел, привалившись к ней спиной. На этот раз слезы все-таки полились у меня из глаз — от обиды, усталости или голода, а может, от всего вместе. Ланти подошла ко мне так тихо, что я заметил её, только когда она села напротив и протянула руку, чтобы погладить меня по волосам — прямой ладошкой со сжатыми вместе пальцами, как маленькая. Ну, она и была маленькая.
— Не бойся, — сказала эта малявка, хлопая ресницами. — Люди ловда пвидут и нас спасут. Подтверждая необходимость спасения, наши животы заурчали в унисон.

Люди лорда Марива действительно спасли нас, хотя и не спасли деревню. Они и не могли бы: поселение было слишком крошечным, чтобы держать в нем гарнизон, и располагалось слишком далеко, чтобы, даже завидев издалека дым, кто-то успел добраться сюда вовремя. Они приехали только на другое утро после резни. А может, через день, ведь я не помню, сколько мы просидели в том погребе. Если бы не они, мы бы так и не выбрались: крышку погреба придавило обломком балки, так что мы с Ланти не подняли бы её и вдвоем.

Проснувшись в очередной раз, я услышал наверху голоса. Решив, что это вернулись теларцы, я перепугался так, что у меня застучали зубы и затряслись руки. Потом я расслышал артейскую речь. Это были свои, и это был шанс выбраться наружу. Я подскочил, и заколотил в крышку погреба. Хотел закричать, чтобы нас вытащили оттуда, но получался не крик, а детский рев, хриплый и бессловесный.

Нас вытащили из погреба, как двух вонючих, грязных и скулящих щенят. Солдаты смотрели на нас, не зная, что с нами делать, а мы смотрели на деревню, от которой осталось черное, ощетинившееся горелыми обломками бревен пепелище. Целыми остались стены кузницы да колодец посередине деревни. Командир отряда велел двум солдатам посадить нас с собой в седла и те, морща носы, повиновались. Нас отвезли в Тиент, городишко за два дня пути верхом от деревни, откуда и прибыл отряд. На привале я впервые набрался смелости, чтобы спросить, что стало с жителями деревни. Оторвавшись от миски с похлебкой, командир посмотрел на меня и покачал головой: «Никого не осталось, ты что, малец. Ты и сам видел, что там. Проклятый Телар.» Проклятый Телар. Вряд ли вояка, чье лицо уже стерлось из моей памяти, произнес эти слова с той ненавистью, с какой они всегда с тех пор звучали в моей памяти.



В Тиенте нас отдали в приют при храме Четверых. На следующий год из приютских детей стали набирать учеников в монастырскую школу в столице провинции, Мариве. Взяли нас с Ланти и еще одного мальчишку. Следующие восемнадцать лет мы провели в Мариве, вернее, в расположенном бок о бок с городом монастыре Четверых. Территория монастыря была огромной и очень красивой. Декоративные парки, фруктовые сады, пшеничные поля за стенами — люди Четверых не зависели от труда крестьян и милости лорда земель, обеспечивая себя самостоятельно. Это было своего рода государство в государстве.

Несмотря на то, что и наукам, и магии, и обращению с оружием обучали нас только монахи, сами мы не были послушниками. Не сразу, только на второй или третий год нам объяснили, что нас набрали, как подходящих кандидатов на смену нынешним Немертвым Хранителям Артейи. Обучение должно было продлиться еще двадцать один год. Двадцать один год давался нам на размышления и выбор — хотим ли мы принять на себя такую ответственность и принести такую жертву. Мне не требовалось столько времени, свой выбор я сделал в тот же день, и никогда ему не изменял: проклятый Телар никогда не придет в Артейю с огнем, железом и своей низведенной до роли оружия магией, если это будет зависеть от меня.

В монастыре я узнал, что границы Артейи до нападения на нашу деревню охранялись постольку поскольку. Много лет до этого отношения с соседним Теларом считались нейтральными и страны жили в мире — за все время правления их нового короля не было нападений на приграничные поселения, сошли на нет распри и припоминание старых долгов. Позже оказалось, что все это было затишьем перед бурей, в которой крошечная деревенька на границе стала только первой потерей.

___________
Примечание: Конечно, следует помнить, что Ларта рассказывает свою историю, еще будучи живым.

@темы: рисунки, Twain World, Larta the Undead, Lanti

URL
Комментарии
2014-09-15 в 19:50 

HeathWind
Я только хотела написать, что он говорит еще живее, чем я помню, а тут ps. И у меня вопросы как обычно

2014-09-16 в 11:19 

Haime
nemo me impune lacessit
как ты пишешь хорошо *_*
Мне очень нравится его история, все же теперь ясно почем и как, да и увидеть Ларту в детстве не ожидала, очень классно)

2014-09-16 в 21:27 

Ardariel
I am a leaf on the wind; watch how I soar.
Haime, HeathWind, спасибо. )

Ну, насчет "живее" я уже пояснила, и тут напишу для протокола — с Лартой есть такая небольшая проблемка: если он говорит больше полдюжины слов подряд, то значит, он еще жив. Это с одной стороны такая отмазка, чтобы позволить себе более живой тон, а с другой — это правда так.

Мне очень нравится его история, все же теперь ясно почем и как
Это хорошо. )

Я, признаться, дико рада, что вы, ребят, это читаете и высказываете свои мнения. Потому что у себя в голове я могу крутить этих персонажей сколько угодно, конечно, но пока история не рассказана, она вроде как и не существует.

URL
2014-09-16 в 23:00 

Haime
nemo me impune lacessit
Ardariel, кстати! Забыла упомянуть, мне ужасно нравится эти цитатки вначале, которые ты иногда ставишь, как-то сразу живее становится, натуралистичнее)
Хотя все равно при чтении и просмотре артов чувствуется хорошо подготовленная база

2014-09-16 в 23:36 

Ardariel
I am a leaf on the wind; watch how I soar.
Haime, о, это честно упертый у Френка Герберта прием. То есть, многие его используют, но именно у него я его увидела, запомнила, и решила, что это прям ваще.

URL
2014-09-17 в 14:18 

HeathWind
Ardariel, вот-вот. Сначала такие как ты поднимают ручки вверх и говорят "упертый прием", а потом как Сапковский сочиняют цитаты для своих же книг! Ходят тут таланты всякие

2015-07-04 в 11:08 

Князь Вежич
данмерский колдун
Жалко его и девчонку тоже жаль, но даже не смотря на это Ларта мне не нравится (не потому что бесит или плохо проработанный персонаж, а потому что я ппц как люблю Гарольда от него веет чем-то таким, не могу объяснить. В тех же диснеевских злодеях, например, есть какой-то юмор, наверное они этим и приближают зрителя, а этот, насколько я могу судить, лишён его. Ненависти и отвращения, как некоторые злодеи, впрочем он не вызывает тоже)
:( на картинке они няши-няшечки <з

2015-07-04 в 21:47 

Ardariel
I am a leaf on the wind; watch how I soar.
Armentarius, так я все-таки не поняла, не нравится в смысле "не интересен", или не нравится в смысле "вызывает отрицательные эмоции"? Просто если второе, то он таким и должен быть (а если первое — то ну упс, хреново написала, значит)). Я не очень хочу делать из него знаешь, такого стереотипного чувака с трагическим прошлым, которому легко посочувствовать и понять, что вот да, бедняжечка, конечно тут любой бы с катушек съехал. Да, трагическое прошлое у него есть, но его ответ миру, скажем так, далеко несоразмерен тому, что с ним произошло. Ну и сам по себе Ларта далеко не приятный человек, холодный, расчетливый, скрытный. И ритуал, который сделает из него немертвого, хороших черт ему тоже не прибавит. Для меня самое в нем неприятное то, что он твердо уверен в своей правоте. Он когда-то как нашел вот это самое простое и радикальное решение (Телар должен быть разрушен или по крайней мере все сообщение с ним должно быть отрезано и граница на замке), так и идет к нему, не прокачивая ничего, кроме боевых навыков. Он ни на минуту не пытается рассмотреть проблему с разных сторон, это меня в людях всегда отталкивает. И каких-то милых/забавных черт, которые бы приближали зрителя, я ему как раз и не хочу давать, потому что, хоть ему и можно посочувствовать, но то, что он творит — это ппц полный, и оправдания ему нет и не должно быть.

А по поводу ппц как люблю Гарольда — вот держи производственную тайну: в самом начале они с Лартой были одним и тем же чуваком. ) Которого разрывало между "я должен воссоединить две части мира, чтобы все не полетело к херам" и "я ненавижу Телар и не хочу иметь с этой страной ничего общего". Потом этот прототип как-то сам по себе распался на двух разных персонажей, просто потому, что в сюжете это было логичнее. То есть Гарольд — светлая сторона этого характера (со своими закидонами, но в целом светлая), а Ларта — темная сторона (там есть отдельные просветы, но в целом темная). Именно поэтому я им прицепила руны впоследствии, Ларта — иса, застой, стагнация, сковывающий лед, а Гарольд — одал, традиция, наследие, защита. А вместе они хагалаз — разрушение, ведущее к обновлению.

URL
2015-07-04 в 22:16 

Князь Вежич
данмерский колдун
Ardariel, наверное смесь: не мой типаж+вызывает отрицательные эмоции. Теперь после твоего описания ещё больше. И ещё больше мне мил Гарольд.

Тема 11 раскрыта х)))

2015-07-05 в 13:16 

Ardariel
I am a leaf on the wind; watch how I soar.
Armentarius, а почему "тема 11"? )

Я вот вчера написала это про Ларту, а потом всю ночь терзалась, что я к нему несправедлива. То есть снаружи если смотреть на него и то, что он делает — это все так и выглядит, возможно. В особенности для Гарольда, потому что он внутренне очень светлый чувак и стремится к равновесию, даже если очень косячит местами. Соответственно для него такой перекос в одну сторону и упертость выглядят, ну, как минимум странно.

Изнутри же, для самого Ларты, это по-другому. Он просто делает единственно правильную и возможную вещь для того, чтобы спасти свою страну, свой народ. По крайней мере вначале. И он вполне искренне в этом убежден. И даже если где-то в глубине сознания он сталкивается с мыслью, что в долгосрочной перспективе то, что он делает, гибельно — он просто игнорирует эту мысль, сознательно или нет. Потому что он другого выхода не видит. Точнее сказать — он не хочет или не готов увидеть этот другой выход. Он не успел простить то, что с ним случилось, пока был жив (и возможно, даже не хотел пытаться), а теперь у него больше нет шанса кого-то или что-то суметь простить — этот поезд уже ушел.

URL
2015-07-05 в 14:22 

Князь Вежич
данмерский колдун
Ardariel, а 36 уроков. 1+1 - 11

Мне знакомо это чувство. Особенно когда пытаешься оправдать перса и сказать, что он хороший же, это вы его не знаете))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Alive, laughing.

главная